Краткая история в мире и в Украине

Авастин® (бевацизумаб) – рекомбинантное гиперхимерное (гуманизированное, приближенное к человеческому) моноклональное антитело, связывается с  фактором роста эндотелия сосудов (VEGF), ключевым фактором  образования и развития  сосудов и таким образом  угнетает,  связывание  VEGF с его рецепторами  Flt-1 (VEGFR-1) и KDR (VEGFR-2) на поверхности  эндотелиальных клеток. Нейтрализация  биологической активности  фактора роста эндотелия  сосудов,  ведет к снижению  васкуляризации опухоли,  нормализует  непораженные опухолью сосуды, угнетает образование новых сосудов в опухоли, угнетает, таким образом, рост опухоли1.

Препарат Авастин® одобрен к применению в США, ЕС и Украине.

В Украине  Авастин® зарегистрирован для лечения поздних стадий колоректального рака, рака яичников, рака молочной железы,  рака легкого - в комбинации с химиотерапией (ХТ) и рака почки в комбинации с интерфероном α-2а 1.

Одобрение препарата Авастин® основано на результатах рандомизированных клинических исследований 3 фазы:

1. Метастатический колоректальный рак (мКРР) –  1-я линия терапии:

эффективность препарата Авастин® доказана в плацебо-контролируемом  исследовании AVF 2107 (2008г.): выживаемость без прогрессирования (ВБП) составила 10,6 мес. в сравнении с 6,2 мес. для контрольной группы (р<0,001); медиана общей выживаемости (ОВ)  15,6 мес. и 20,3 мес. соответственно (р<0,001)2.

В исследовании CALGB, результаты которого были представлены на ASCO 2014, ОВ у пациентов подгруппы с KRAS дикого типа,  получавшей Авастин®+ ХТ, составила 29,0 мес.4

Метастатический колоректальный рак – 2-я линия терапии:

у пациентов, которые получали  Авастин® в комбинации с ХТ в открытом исследовании E3200 (2007г.) во второй линии лечения мКРР на 39% снижался риск прогрессирования и на 25% был снижен риск смерти по сравнению с теми, кто получал только ХТ (ОР=0,61и ОР=0,75,  соответственно)3.

2. Эпителиальный рак яичников (ЭРЯ), рак фаллопиевой  трубы и первичный рак брюшины  – 1-я линия терапии и рецидив:

В 1-й линии эффективность препарата Авастин® в комбинации с карбоплатином и паклитакселом  у пациенток с резидуальным ЭРЯ доказана в плацебо-контролируемом исследовании GOG-0218 (2011г.). ВБП составила 14,1 мес. в группе, получавшей стандартный курс ХТ в комбинации с пролонгированным лечением бевацизумабом, и 10,3 мес. в контрольной группе (р<0,001)5.

В лечении  первого рецидива рака яичников  Авастин® в комбинации гемцитабином и карбоплатином  показал эффективность в плацебо-контролируемом исследовании OCEANS (2012г.). Риск прогрессирования у пациентов, которые принимали ХТ+Авастин®, был снижен на 52% по сравнению с контролем, а ВБП составила соответственно 12,4 мес. и 8,4 мес. (р<0,001, ОР=0,48)6.

3.  Метастатический рак молочной железы – 1-я линия терапии:

Авастин® в комбинации с паклитакселом показал свою эффективность в открытом исследовании ECOG E2100 (2009г.), медиана ВБП составила 11,3 мес. в группе бевацизумаба против  5,8 мес. в контрольной группе, частота объективного ответа  составила 49% против 22% соответственно (р<0,0001)7.

4. Распространённый нерезектабельный, метастатический или рецидивирующий немелкоклеточный рак легкого (мНМРЛ) – 1-я линия терапии:

эффективность препарата Авастин® в комбинации с ХТ, включающей дублеты цисплатины  у пациентов с мНМРЛ, была доказана в исследовании Е4599 (2006 г.). Медиана ОВ составила 12,3 мес. в группе бевацизумаба против 10,3 мес. в контрольной группе (р=0,013)8.

5. Метастатический почечно-клеточный рак (мПКР) – 1-я линия терапии:

Авастин® в комбинации с интерфероном α-2а в стартовом лечении мПКР доказал свою эффективность в двойном слепом исследовании AVOREN (2007 г.). ВБП в группе, получавшей Авастин®, составила 10,2 мес., в контрольной группе - 5,4 мес. (р<0,0001)9.

Авастин® включен в основные международные клинические протоколы лечения: NCCN, ESMO.11-15



Список литературы:

  1. Инструкция для медицинского применения медицинского иммунобиологического препарата Авастин® (приказ МЗ Украины № 205 от 15.03.2013);
  2. Hurwitz H. et al N Engl J Med 2004; 350 (23): 2335-2342;
  3. Giantonio B., et al. Jour of Clin Oncol., 2007; 25(12): 1539-1544;
  4. Venook A.P., et al. Jour of Clin Oncol., 32:5s, 2014 (suppl; abstr LBA3)
  5. Burger RA, et al. N Engl J Med 2011;365:2473–83;
  6. Aghajanian C, et al. Jour of Clin Oncol., 2012 Jun 10; 30(17) : 2039-45;
  7. Gray R.et al. Jour of Clin Oncol, 2009; 27(30): 4966-4972
  8. Sandler A., et al. N Engl J Med 2006; 355:2542-50;
  9. Escudier B,. et al. Lancet. 2007; 370:2103-2011;
  10. Escudier B., et al. Ann Oncol (2014) 25 (suppl 3): iii49-iii56;
  11. Van Cutsem E, et al. Annals of Oncology 2014; 25(3): iii1–iii9;
  12. Ledermann J, et al. Annals of oncology 2013; 24(60;24-32;
  13. NCCN Guidelines Version 2.2014 Ovarian cancer;
  14. Reck M., et al. Ann Oncol, 2014; 25 (suppl 3): iii27-iii39;
  15. Escudier B., et al. Ann Oncol (2014) 25 (suppl 3): iii49-iii56;